Картинки красивые массаж (32 фото). Негр массаж


Теннесси У. Желание и чернокожий массажист. Рассказ

(lj-cut text=Теннесси УильямсЖелание и чернокожий массажист. Рассказ/lj-cut)

С первых дней своего существования этот человек, Энтони Бернс, лишился чувства собственной значимости и возможности раскрыть себя как личность - по воле судьбы он то и дело оказывался в ситуации, когда не принадлежал самому себе, а являлся лишь частицей чего-то более крупного. В семье, где он рос, до него было пятнадцать детей, и ему внимания почти не уделяли. Учился он в самом крупном классе в истории школы. На работу поступил в самую крупную оптовую компанию в городе. Работа поглощала и его самого, и его время, но чувства удовлетворения он не получал. Гораздо уютнее, чем где-либо еще, ему было в кино. Он всегда покупал билет в последний ряд - там темнота окутывала и согревала его, и он чувствовал себя кусочком мяса в чьем-то большом горячем рту. Кино действовало на него успокаивающе и даже клонило в сон. С кино не могла сравниться даже собака Нэнни, которая действовала умиротворяюще, облизывая его всего, когда он возвращался домой, - кино было лучше. Во время сеанса рот сам собой раскрывался, а накопившаяся слюна вытекала из него; горести и заботы минувшего дня улетучивались, наступало приятное расслабление. За развитием событий в фильме он не следил, а просто смотрел на актеров. И не важно, что они говорили или делали. Он выделял тех, от кого исходило тепло, - словно они сидели рядом с ним в этом темном кинозале. Он любил их всех, кроме актеров с пронзительными голосами.

Робкому и застенчивому Энтони Бернсу нужна была постоянная защита, а обеспечить ее, увы, никто не мог.

Правда, определенной защитой ему могла служить его внешность, потому что в возрасте тридцати лет он выглядел ребенком, - даже взгляд и походка были детскими. Каждое движение Бернса, каждое слово и каждое выражение лица как бы говорили: мне очень неловко, что я пришел в этот мир и занимаю в нем принадлежащее другому место. Лишних вопросов он не задавал, знал только то, что требовалось, а о себе не ведал почти ничего, ни о себе, ни о своих желаниях. Желания в человеке играют большую роль, чем принято считать, и Энтони Бернс был этому наглядным подтверждением. Его сокровенное, но не осознанное желание было настолько велико, что поглощало его полностью, с головой, - словно огромное пальто, которое могло подойти Бернсу только в двух случаях: если пальто укоротят размеров на десять или если Бернс на столько же подрастет.

Греховность этого мира - в его необузданных страстях, в его несовершенствах, за которые расплачиваться приходится страданиями. В доме не возвели стену - потому что не хватило кирпичей; в комнату не завезли мебель - у домовладельца не хватило средств. Эти недоделки обычно замалчивают или покрывают. Человек без конца идет на какие-то компромиссы, придуманные специально для того, чтобы замазывать недостатки. Он чувствует, что и в нем самом есть нечто вроде невозведенной стены или немеблированной комнаты, и изо всех сил стремится наверстать упущенное. Обращение к творческому воображению, фантазии, к высоким целям искусства - все это служит единственной цели: замаскировать несовершенство человека. Да и насилие - будь то драка между двумя мужчинами или война между рядом стран - это бессмысленная компенсация за отсутствие в человеческой натуре чего-то очень важного. Но есть компенсация и другого рода. Она воплощена в принципе искупления - в добровольном подчинении насилию, исходя из того, что таким образом происходит очищение, искупление собственной вины. Именно этот жизненный путь избрал для себя Энтони Бернс, правда, интуитивно, не сознательно.

Теперь - в возрасте тридцати лет - он был на пороге открытия инструмента искупления. Как и все остальное в его жизни, это получилось неосознанно, как бы само собой.

Однажды субботним ноябрьским вечером он пошел после работы в дом с красной неоновой вывеской "Турецкие бани и массаж". В последнее время у него побаливала спина, и кто-то из коллег посоветовал ему попробовать массаж - все, мол, как рукой снимет. Можно легко представить, что одно лишь предложение обратиться к массажисту до смерти напугало Бернса - как бы сильно он ни желал избавиться от боли. Но нельзя забывать: когда желание постоянно соседствует со страхом, и никакой перегородки между ними нет, они становятся коварными противниками; желанию приходится изворачиваться; на этот раз - как и в некоторых случаях до этого - желание перехитрило своего противника, живущего с ним под одной крышей. При упоминании слова "массаж" желание активизировалось и оказало умиротворяющее воздействие на нервы Бернса; в итоге страх потерял бдительность и позволил Бернсу ускользнуть. Даже не осознавая, что делает, Бернс отправился в бани.

Бани находились в подвале гостиницы, прямо в центре деловой части города и являли собой маленький замкнутый мир. Таинственная атмосфера, которая там царила, казалось, была самоцелью. Сквозь овальное матовое стекло входной двери можно было различить тусклый мерцающий свет. Когда клиент входил, то попадал в лабиринт, где была масса всяких перегородок, коридоров, кабин, отделенных друг от друга занавесями, комнат с плотными дверьми, над которыми светились матовые колпаки ламп; и надо всем этим клубился туман и витал какой-то особый аромат. Все было под покровом таинственности. Тела клиентов, лишенные привычной одежды, заворачивали в похожие на палатки вздымающиеся простыни из белой ткани. Босыми ногами клиенты бесшумно ступали по влажному белому кафелю. Они были похожи на привидения, - с той лишь разницей, что дышали, - но их лица не выражали ровно ничего. Бродили туда-сюда - совершенно бесцельно.

В центральном проходе то и дело появлялись массажисты. Все они были неграми. Массажисты казались еще чернее и значительнее на белом фоне всего, что их окружало. Вместо простыней на них были свободные хлопчатобумажные шорты, и ходили они по коридорам, источая силу и решительность. Казалось, только они здесь и властвовали. Говорили громко и уверенно, не снисходя до вежливого шепота клиентов, обращавшихся к ним с различными вопросами. Да, здесь они были хозяевами и, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, с такой легкостью и силой раздвигали белые занавески кабин своими огромными черными ладонями, что казалось - с аналогичной легкостью они могут поймать молнию и вновь забросить ее на облака.

Перед входом в банное заведение Энтони Бернс задержался - теперь он колебался больше, чем когда-либо. Но как только он вошел в дверь с матовым стеклом, его судьба определилась; от него больше не требовалось ничего - ни особых действий, ни проявлений воли. Заплатил два пятьдесят за баню и массаж - и с этого момента должен следовать инструкциям и полностью отдать себя во власть массажиста. Через несколько секунд к Бернсу подошел негр, повел его по коридору, затем они свернули за угол и вошли в свободную кабину.

- Раздевайтесь, - произнес негр.

Негр уже почувствовал, что в этом клиенте есть что-то необычное, а поэтому не ушел из зашторенной кабины, а прислонился к стене и стал смотреть, как Бернс раздевается, подчиняясь его указаниям. Будучи белым, Бернс отвернулся от негра и начал как-то неуклюже снимать темную зимнюю одежду. Раздевание заняло довольно много времени, не потому что он нарочно делал все медленно, а потому что впал в какое-то странное сонное состояние. Отсутствующим взглядом он смотрел на свою одежду; руки и пальцы, казалось, ему уже не принадлежали; они стали горячими и онемели, словно стоящий позади человек, управляющий его действиями, крепко их сжал. Наконец Бернс разделся донага и медленно повернулся к массажисту, однако глаза чернокожего гиганта, похоже, не смотрели на него. И все же в них что-то сверкнуло - чего не было раньше, - словно искристая влага на мокром угле.

- Держите, - сказал негр и протянул Бернсу белую простынь.

Маленький человечек с благодарностью завернулся в гигантскую грубую ткань и, аккуратно придерживая ее над своими белыми, почти женскими ногами, пошел за негром по еще одному коридору из белых шелестящих штор к входу в сауну - комнату со стенами из непрозрачного стекла. Там проводник покинул его. Стены глухо стонали, пока комнату заполнял пар. Он клубился вокруг обнаженного тела Бернса, обволакивал его жарой и влагой, будто Бернс попал в гигантский рот; он ждал, что его сейчас одурманят и растворят в этом горячем белом паре, который со свистом вылетал из невидимых скважин.

Через некоторое время массажист вернулся. Отдав какое-то невнятное приказание, он повел дрожащего Бернса в кабину, где тот оставил свою одежду. Пока Бернс был в сауне, сюда привезли белый стол на колесах.

- Ложитесь, - приказал негр.

Бернс повиновался. Чернокожий массажист смочил тело Бернса каким-то спиртовым раствором - сначала налил на грудь, потом на живот и бедра. Жидкость растеклась по всему телу и стала жечь, словно Бернса укусило какое-то насекомое. Он поймал воздух ртом и, почувствовав дикую боль в паху, скрестил ноги. В это время, без предупреждения, негр поднял огромную черную ладонь и со страшной силой опустил ее на середину мягкого живота Бернса. Горло у маленького человечка перехватило, и несколько секунд он не дышал.

Но вслед за потрясением пришло и удовольствие. Оно разлилось по всему телу и наконец дошло до паха. Бернс не осмеливался туда взглянуть, но чувствовал: негр знал, что добился результата. Черный гигант заулыбался.

- Надеюсь, не слишком сильно? - спросил он.

- Нет, - ответил Бернс.

- Перевернитесь, - приказал негр.

Бернс попытался перевернуться, но приятная, упоительная усталость не позволила ему это сделать. Тогда негр засмеялся и перевернул его за талию с такой легкостью, словно подушку. А потом начал обрабатывать плечи и ягодицы ударами, сила которых все возрастала. Возрастала сила ударов - росла и боль, но Бернсу становилось все жарче и приятнее. И вот наконец он впервые на вершине блаженства - тугой узел в паху мгновенно развязался, дав свободу потоку тепла.

Так совершенно неожиданно у человека проявляется заветное желание. И стоит ему проявиться - надо подчиниться, принимать все как должное и не задавать вопросов. Очевидно, именно для этого и был рожден на белый свет Бернс.

Этот "белый воротничок" начал приходить к чернокожему массажисту снова и снова. Вскоре они достигли взаимопонимания относительно того, что Бернс нуждается в искуплении и что массажист как нельзя лучше подходит для этого. Негр ненавидел тела белокожих, потому что те оскорбляли его достоинство. Он любил смотреть, как они, обнаженные, распластанные, лежат перед ним, любил с силой вонзать свой кулак или ладонь в их немощную плоть. Ему с трудом удавалось сдерживаться - очень хотелось разойтись и пустить в ход всю силу. Но сейчас на орбиту его страстной любви вышел подходящий объект. В этом "белом воротничке" он нашел все, что искал долгие годы.

И даже когда чернокожий гигант отдыхал, когда сидел в глубине заведения, курил или ел шоколад, образ Бернса все время возникал в его сознании: голое белое тело с алыми рубцами, оставленными им от злости. Шоколад не доходил до рта, а на губах появлялась мечтательная улыбка. Гигант любил Бернса, а Бернс обожал гиганта.

На работе Бернс стал рассеянным. Печатая какое-нибудь важное распоряжение, вдруг откидывался на спинку кресла, и перед его мысленным взором вставал чернокожий гигант. Тогда он улыбался, пальцы расслаблялись, и руки падали на стол. Иногда подходил босс и делал ему замечание:

- Бернс! Бернс! О чем вы мечтаете?

Зимой сила ударов массажиста, хотя и нарастала, была еще терпимой, но настал март и сдерживаться - совершенно неожиданно - стало уже невозможно.

Однажды Бернс ушел из бани с двумя сломанными ребрами.

Каждое утро он все медленнее ходил на работу, прихрамывая и стеная от боли; но пока еще ему удавалось объяснять свое болезненное состояние ревматизмом. Как то раз босс спросил, что же он предпринимает, чтобы поправить здоровье. Бернс ответил, что ходит на массаж.

- Но, по-моему, - сказал босс, - вам от него только хуже.

- Нет, - возразил Бернс, - напротив, мне гораздо лучше.

В этот вечер он пошел в бани в последний раз.

Первой жертвой оказалась правая нога. Удар, который сломал конечность, был таким жестоким, что Бернс не мог не заорать. Крик услышал управляющий и вбежал в кабину.

Бернс лежал на краю стола и блевал.

- Господи, - воскликнул управляющий, - что тут происходит?

Чернокожий гигант пожал плечами.

- Он сам просил ударить его посильнее. Управляющий посмотрел на Бернса и увидел спину, сплошь покрытую синяками.

- Тебе тут что, джунгли? - вскричал управляющий.

Чернокожий гигант снова пожал плечами.

- Убирайся отсюда к чертовой матери! - заорал управляющий. - Забирай с собой своего ублюдка - и чтобы я вас здесь больше не видел.

Чернокожий гигант бережно поднял потерявшего сознание партнера и понес домой, в ту часть города, где жили только негры.

Их страсть длилась еще неделю.

Конец наступил на исходе Великого поста, перед Пасхой. Недалеко от дома чернокожего гиганта находилась церковь, и сквозь открытые окна доносились страстные проповеди местного священника. Каждый день он снова и снова читал прихожанам о смерти Человека на кресте. Священник точно не знал, чего желает, так же как прихожане, которые стонали и плакали перед ним. Участвовали в массовом искуплении.

То здесь, то там приносились жертвы. Одна женщина демонстрировала всем рану на обнаженной груди, другая перерезала себе вены.

- Страдайте! Страдайте! Страдайте! - призывал священник. - Господь Бог был распят на кресте за грехи мира! Его через весь город вели на Голгофу, давали пить уксус с губки, вбили пять гвоздей в тело. Когда Он проливал кровь на кресте, то был Розой Мира!

Прихожане не могли дольше оставаться в церкви - они высыпали на улицу и в экстазе стали рвать на себе одежду.

- Все грехи мира прощены! - кричали они.

На протяжении всей этой церемонии искупления чернокожий массажист завершал свою работу над Бернсом.

В его комнате - камере смерти - все окна были открыты. Занавески выскакивали из рамы, как белые языки; казалось, улица истекла медом, и они жаждали облизать ее всю. В квартале позади церкви загорелся дом. Стены рухнули, поднялось золотистое зарево, воздух был пропитан гарью. Пожарные машины, лестницы и мощные шланги были бессильны перед очистительным огнем.

Чернокожий массажист наклонился над своей почти бездыханной жертвой.

Бернс что-то прошептал.

Гигант кивнул.

- Знаешь, что делать? - спросила жертва.

Гигант кивнул.

Он поднял тело, которое едва не рассыпалось, и осторожно положил на чисто вытертый стол.

И начал его пожирать.

Двадцать четыре часа ушло у гиганта на то, чтобы обглодать все до последней косточки.

Когда он завершил трапезу, небо расчистилось, служба в церкви окончилась, дым рассеялся, пепел осел, пожарные уехали, и улица медом больше не текла.

Вернулось спокойствие, и возникло ощущение, что дело сделано.

Белые обглоданные кости, оставшиеся от Бернса после искупления, были сложены в мешок и в трамвае отвезены на конечную станцию.

Там массажист вышел на безлюдный пирс и выбросил содержимое мешка в тихое озеро.

Когда он вернулся домой, то спросил себя, получил ли он удовлетворение.

- Да, конечно, - ответил он себе. - Сейчас - полное!

Потом в тот мешок, где были кости, он сложил личные пожитки, а также красивый темно-синий костюм, несколько жемчужинок и фотографию Энтони Бернса в возрасте семи лет.

И поехал в другой город, где снова нашел работу массажиста. И там - за матовой дверью, в кабинах с белыми занавесками - стал спокойно ждать, пока судьба пошлет ему кого-нибудь еще, кто так же, как и Энтони Бернс, хотел бы искупления.

А тем временем все население земли, - едва ли осознавая это, - медленно извивалось и корчилось под черными пальцами ночи и белыми пальцами дня; скелеты превращались в прах, а плоть - в тлен; и так же медленно - в муках - рождался ответ на невероятно сложный, проклятый вопрос: спасение в совершенстве.

Теннесси Уильямс. Москва, издательская группа "Прогресс", "Гамма", 1993.

mrzlatik.livejournal.com

ЖЕЛАНИЕ И ЧЕРНОКОЖИЙ МАССАЖИСТ[88]. Желание и чернокожий массажист

ЖЕЛАНИЕ И ЧЕРНОКОЖИЙ МАССАЖИСТ[88]

С первых дней своего существования этот человек, Энтони Бернс, лишился чувства собственной значимости и возможности раскрыть себя как личность — по воле судьбы он то и дело оказывался в ситуации, когда не принадлежал самому себе, а являлся лишь частицей чего-то более крупного. В семье, где он рос, до него было пятнадцать детей, и ему внимания почти не уделяли. Учился он в самом крупном классе в истории школы. На работу поступил в самую крупную оптовую компанию в городе. Работа поглощала и его самого, и его время, но чувства удовлетворения он не получал. Гораздо уютнее, чем где-либо еще, ему было в кино. Он всегда покупал билет в последний ряд — там темнота окутывала и согревала его, и он чувствовал себя кусочком мяса в чьем-то большом горячем рту. Кино действовало на него успокаивающе и даже клонило в сон. С кино не могла сравниться даже собака Нэнни, которая действовала умиротворяюще, облизывая его всего, когда он возвращался домой, — кино было лучше. Во время сеанса рот сам собой раскрывался, а накопившаяся слюна вытекала из него; горести и заботы минувшего дня улетучивались, наступало приятное расслабление. За развитием событий в фильме он не следил, а просто смотрел на актеров. И не важно, что они говорили или делали. Он выделял тех, от кого исходило тепло, — словно они сидели рядом с ним в этом темном кинозале. Он любил их всех, кроме актеров с пронзительными голосами.

Робкому и застенчивому Энтони Бернсу нужна была постоянная защита, а обеспечить ее, увы, никто не мог.

Правда, определенной защитой ему могла служить его внешность, потому что в возрасте тридцати лет он выглядел ребенком, — даже взгляд и походка были детскими. Каждое движение Бернса, каждое слово и каждое выражение лица как бы говорили: мне очень неловко, что я пришел в этот мир и занимаю в нем принадлежащее другому место. Лишних вопросов он не задавал, знал только то, что требовалось, а о себе не ведал почти ничего, ни о себе, ни о своих желаниях. Желания в человеке играют большую роль, чем принято считать, и Энтони Бернс был этому наглядным подтверждением. Его сокровенное, но не осознанное желание было настолько велико, что поглощало его полностью, с головой, — словно огромное пальто, которое могло подойти Бернсу только в двух случаях: если пальто укоротят размеров на десять или если Бернс на столько же подрастет.

Греховность этого мира — в его необузданных страстях, в его несовершенствах, за которые расплачиваться приходится страданиями. В доме не возвели стену — потому что не хватило кирпичей; в комнату не завезли мебель — у домовладельца не хватило средств. Эти недоделки обычно замалчивают или покрывают. Человек без конца идет на какие-то компромиссы, придуманные специально для того, чтобы замазывать недостатки. Он чувствует, что и в нем самом есть нечто вроде невозведенной стены или немеблированной комнаты, и изо всех сил стремится наверстать упущенное. Обращение к творческому воображению, фантазии, к высоким целям искусства — все это служит единственной цели: замаскировать несовершенство человека. Да и насилие — будь то драка между двумя мужчинами или война между рядом стран — это бессмысленная компенсация за отсутствие в человеческой натуре чего-то очень важного. Но есть компенсация и другого рода, Она воплощена в принципе искупления — в добровольном подчинении насилию, исходя из того, что таким образом происходит очищение, искупление собственной вины. Именно этот жизненный путь избрал для себя Энтони Бернс, правда, интуитивно, не сознательно.

Теперь — в возрасте тридцати лет — он был на пороге открытия инструмента искупления. Как и все остальное в его жизни, это получилось неосознанно, как бы само собой.

Однажды субботним ноябрьским вечером он пошел после работы в дом с красной неоновой вывеской «Турецкие бани и массаж». В последнее время у него побаливала спина, и кто-то из коллег посоветовал ему попробовать массаж — все, мол, как рукой снимет. Можно легко представить, что одно лишь предложение обратиться к массажисту до смерти напугало Бернса — как бы сильно он ни желал избавиться от боли. Но нельзя забывать: когда желание постоянно соседствует со страхом, и никакой перегородки между ними нет, они становятся коварными противниками; желанию приходится изворачиваться; на этот раз — как и в некоторых случаях до этого — желание перехитрило своего противника, живущего с ним под одной крышей. При упоминании слова «массаж» желание активизировалось и оказало умиротворяющее воздействие на нервы Бернса; в итоге страх потерял бдительность и позволил Бернсу ускользнуть. Даже не осознавая, что делает, Бернс отправился в бани.

Бани находились в подвале гостиницы, прямо в центре деловой части города и являли собой маленький замкнутый мир. Таинственная атмосфера, которая там царила, казалось, была самоцелью. Сквозь овальное матовое стекло входной двери можно было различить тусклый мерцающий свет. Когда клиент входил, то попадал в лабиринт, где была масса всяких перегородок, коридоров, кабин, отделенных друг от друга занавесями, комнат с плотными дверьми, над которыми светились матовые колпаки ламп; и надо всем этим клубился туман и витал какой-то особый аромат. Все было под покровом таинственности. Тела клиентов, лишенные привычной одежды, заворачивали в похожие на палатки вздымающиеся простыни из белой ткани. Босыми ногами клиенты бесшумно ступали по влажному белому кафелю. Они были похожи на привидения, — с той лишь разницей, что дышали, — но их лица не выражали ровно ничего. Бродили туда-сюда — совершенно бесцельно.

В центральном проходе то и дело появлялись массажисты. Все они были неграми. Массажисты казались еще чернее и значительнее на белом фоне всего, что их окружало. Вместо простыней на них были свободные хлопчатобумажные шорты, и ходили они по коридорам, источая силу и решительность. Казалось, только они здесь и властвовали. Говорили громко и уверенно, не снисходя до вежливого шопота клиентов, обращавшихся к ним с различными вопросами. Да, здесь они были хозяевами и, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, с такой легкостью и силой раздвигали белые занавески кабин своими огромными черными ладонями, что казалось — с аналогичной легкостью они могут поймать молнию и вновь забросить ее на облака.

Перед входом в банное заведение Энтони Бернс задержался — теперь он колебался больше, чем когда-либо. Но как только он вошел в дверь с матовым стеклом, его судьба определилась; от него больше не требовалось ничего — ни особых действий, ни проявлений воли. Заплатил два пятьдесят за баню и массаж — и с этого момента должен следовать инструкциям и полностью отдать себя во власть массажиста. Через несколько секунд к Бернсу подошел негр, повел его по коридору, затем они свернули за угол и вошли в свободную кабину.

— Раздевайтесь, — произнес негр.

Негр уже почувствовал, что в этом клиенте есть что-то необычное, а поэтому не ушел из зашторенной кабины, а прислонился к стене и стал смотреть, как Бернс раздевается, подчиняясь его указаниям. Будучи белым, Бернс отвернулся от негра и начал как-то неуклюже снимать темную зимнюю одежду. Раздевание заняло довольно много времени, не потому что он нарочно делал все медленно, а потому что впал в какое-то странное сонное состояние. Отсутствующим взглядом он смотрел на свою одежду; руки и пальцы, казалось, ему уже не принадлежали; они стали горячими и онемели, словно стоящий позади человек, управляющий его действиями, крепко их сжал. Наконец Бернс разделся донага и медленно повернулся к массажисту, однако глаза чернокожего гиганта, похоже, не смотрели на него. И все же в них что-то сверкнуло — чего не было раньше, — словно искристая влага на мокром угле.

— Держите, — сказал негр и протянул Бернсу белую простынь.

Маленький человечек с благодарностью завернулся в гигантскую грубую ткань и, аккуратно придерживая ее над своими белыми, почти женскими ногами, пошел за негром по еще одному коридору из белых шелестящих штор к входу в сауну — комнату со стенами из непрозрачного стекла. Там проводник покинул его. Стены глухо стонали, пока комнату заполнял пар. Он клубился вокруг обнаженного тела Бернса, обволакивал его жарой и влагой, будто Бернс попал в гигантский рот; он ждал, что его сейчас одурманят и растворят в этом горячем белом паре, который со свистом вылетал из невидимых скважин.

Через некоторое время массажист вернулся. Отдав какое-то невнятное приказание, он повел дрожащего Бернса в кабину, где тот оставил свою одежду. Пока Бернс был в сауне, сюда привезли белый стол на колесах.

— Ложитесь, — приказал негр.

Бернс повиновался. Чернокожий массажист смочил тело Бернса каким-то спиртовым раствором — сначала налил на грудь, потом на живот и бедра. Жидкость растеклась по всему телу и стала жечь, словно Бернса укусило какое-то насекомое. Он поймал воздух ртом и, почувствовав дикую боль в паху, скрестил ноги. В это время, без предупреждения, негр поднял огромную черную ладонь и со страшной силой опустил ее на середину мягкого живота Бернса. Горло у маленького человечка перехватило, и несколько секунд он не дышал.

Но вслед за потрясением пришло и удовольствие. Оно разлилось по всему телу и наконец дошло до паха. Бернс не осмеливался туда взглянуть, но чувствовал: негр знал, что добился результата. Черный гигант заулыбался.

— Надеюсь, не слишком сильно? — спросил он.

— Нет, — ответил Бернс.

— Перевернитесь, — приказал негр.

Бернс попытался перевернуться, но приятная, упоительная усталость не позволила ему это сделать. Тогда негр засмеялся и перевернул его за талию с такой легкостью, словно подушку. А потом начал обрабатывать плечи и ягодицы ударами, сила которых все возрастала. Возрастала сила ударов — росла и боль, но Бернсу становилось все жарче и приятнее. И вот наконец он впервые на вершине блаженства — тугой узел в паху мгновенно развязался, дав свободу потоку тепла.

Так совершенно неожиданно у человека проявляется заветное желание. И стоит ему проявиться — надо подчиниться, принимать все как должное и не задавать вопросов. Очевидно, именно для этого и был рожден на белый свет Бернс.

Этот «белый воротничок» начал приходить к чернокожему массажисту снова и снова. Вскоре они достигли взаимопонимания относительно того, что Бернс нуждается в искуплении и что массажист как нельзя лучше подходит для этого. Негр ненавидел тела белокожих, потому что те оскорбляли его достоинство. Он любил смотреть, как они, обнаженные, распластанные, лежат перед ним, любил с силой вонзать свой кулак или ладонь в их немощную плоть. Ему с трудом удавалось сдерживаться — очень хотелось разойтись и пустить в ход всю силу. Но сейчас на орбиту его страстной любви вышел подходящий объект. В этом «белом воротничке» он нашел все, что искал долгие годы.

И даже когда чернокожий гигант отдыхал, когда сидел в глубине заведения, курил или ел шоколад, образ Бернса все время возникал в его сознании: голое белое тело с алыми рубцами, оставленными им от злости. Шоколад не доходил до рта, а на губах появлялась мечтательная улыбка. Гигант любил Бернса, а Бернс обожал гиганта.

На работе Бернс стал рассеянным. Печатая какое-нибудь важное распоряжение, вдруг откидывался на спинку кресла, и перед его мысленным взором вставал чернокожий гигант. Тогда он улыбался, пальцы расслаблялись, и руки падали на стол. Иногда подходил босс и делал ему замечание:

— Бернс! Бернс! О чем вы мечтаете?

Зимой сила ударов массажиста, хотя и нарастала, была еще терпимой, но настал март и сдерживаться — совершенно неожиданно — стало уже невозможно.

Однажды Бернс ушел из бани с двумя сломанными ребрами.

Каждое утро он все медленнее ходил на работу, прихрамывая и стеная от боли; но пока еще ему удавалось объяснять свое болезненное состояние ревматизмом. Как то раз босс спросил, что же он предпринимает, чтобы поправить здоровье. Бернс ответил, что ходит на массаж.

— Но, по-моему, — сказал босс, — вам от него только хуже.

— Нет, — возразил Бернс, — напротив, мне гораздо лучше.

В этот вечер он пошел в бани в последний раз.

Первой жертвой оказалась правая нога. Удар, который сломал конечность, был таким жестоким, что Бернс не мог не заорать. Крик услышал управляющий и вбежал в кабину.

Бернс лежал на краю стола и блевал.

— Господи, — воскликнул управляющий, — что тут происходит?

Чернокожий гигант пожал плечами.

— Он сам просил ударить его посильнее.

Управляющий посмотрел на Бернса и увидел спину, сплошь покрытую синяками.

— Тебе тут что, джунгли? — вскричал управляющий.

Чернокожий гигант снова пожал плечами.

— Убирайся отсюда к чертовой матери! — заорал управляющий. — Забирай с собой своего ублюдка — и чтобы я вас здесь больше не видел.

Чернокожий гигант бережно поднял потерявшего сознание партнера и понес домой, в ту часть города, где жили только негры.

Их страсть длилась еще неделю.

Конец наступил на исходе Великого поста, перед Пасхой. Недалеко от дома чернокожего гиганта находилась церковь, и сквозь открытые окна доносились страстные проповеди местного священника. Каждый день он снова и снова читал прихожанам о смерти Человека на кресте. Священник точно не знал, чего желает, так же как прихожане, которые стонали и плакали перед ним. Участвовали в массовом искуплении.

То здесь, то там приносились жертвы. Одна женщина демонстрировала всем рану на обнаженной груди, другая перерезала себе вены.

— Страдайте! Страдайте! Страдайте! — призывал священник. — Господь Бог был распят на кресте за грехи мира! Его через весь город вели на Голгофу, давали пить уксус с губки, вбили пять гвоздей в тело. Когда Он проливал кровь на кресте, то был Розой Мира!

Прихожане не могли дольше оставаться в церкви — они высыпали на улицу и в экстазе стали рвать на себе одежду.

— Все грехи мира прощены! — кричали они.

На протяжении всей этой церемонии искупления чернокожий массажист завершал свою работу над Бернсом.

В его комнате — камере смерти — все окна были открыты.

Занавески выскакивали из рамы, как белые языки; казалось, улица истекла медом, и они жаждали облизать ее всю. В квартале позади церкви загорелся дом. Стены рухнули, поднялось золотистое зарево, воздух был пропитан гарью. Пожарные машины, лестницы и мощные шланги были бессильны перед очистительным огнем.

Чернокожий массажист наклонился над своей почти бездыханной жертвой.

Бернс что-то прошептал.

Гигант кивнул.

— Знаешь, что делать? — спросила жертва.

Гигант кивнул.

Он поднял тело, которое едва не рассыпалось, и осторожно положил на чисто вытертый стол.

И начал его пожирать.

Двадцать четыре часа ушло у гиганта на то, чтобы обглодать все до последней косточки.

Когда он завершил трапезу, небо расчистилось, служба в церкви окончилась, дым рассеялся, пепел осел, пожарные уехали, и улица медом больше не текла.

Вернулось спокойствие, и возникло ощущение, что дело сделано.

Белые обглоданные кости, оставшиеся от Бернса после искупления, были сложены в мешок и в трамвае отвезены на конечную станцию.

Там массажист вышел на безлюдный пирс и выбросил содержимое мешка в тихое озеро.

Когда он вернулся домой, то спросил себя, получил ли он удовлетворение.

— Да, конечно, — ответил он себе. — Сейчас — полное!

Потом в тот мешок, где были кости, он сложил личные пожитки, а также красивый темно-синий костюм, несколько жемчужинок и фотографию Энтони Бернса в возрасте семи лет.

И поехал в другой город, где снова нашел работу массажиста. И там — за матовой дверью, в кабинах с белыми занавесками — стал спокойно ждать, пока судьба пошлет ему кого-нибудь еще, кто так же, как и Энтони Бернс, хотел бы искупления.

А тем временем все население земли, — едва ли осознавая это, — медленно извивалось и корчилось под черными пальцами ночи и белыми пальцами дня; скелеты превращались в прах, а плоть — в тлен; и так же медленно — в муках — рождался ответ на невероятно сложный, проклятый вопрос: спасение в совершенстве.

librolife.ru

Картинки красивые массаж (32 фото) • Прикольные картинки и юмор

Массаж позволяет восстановить утраченные силы и энергию, снять нервное напряжение и расслабиться после тяжелого трудового дня. Далее предлагаем посмотреть красивые картинки массажа.

Массаж черными камнями.

Медовый массаж.

Массаж лица.

Массаж стоп.

Массаж лица.

Массаж маслом.

Массаж травяными мешочками.

Красивая картинка массаж.

Массаж мужчине.

Тайский массаж.

Девушка на массажном столе.

Медовый массаж.

Массаж травяными мешочками.

Парень на массажном столе.

Девушка на массажном столе.

Красивая картинка массаж.

Массаж маслом.

Девушка на массажном столе.

Тайский массаж.

Балийский массаж.

Массаж черными камнями.

Девушке делают массаж.

Аромасвечи, камни, орхидеи.

Девушке делают массаж.

Тайский массаж.

Массаж живота.

Массаж спины.

Девушка на массажном столе.

Массаж черными камнями.

Девушка на массажном столе.

Красивая картинка массаж.

БУДЬ ЧЕЛОВЕКОМ, ПРОГОЛОСУЙ ЗА ПОСТ!

Загрузка...

 

Картинки самые красивые девушки (33 фото) « Предыдущая запись Поддайте жарку в слоте печка и получите свой выигрыш прямо сейчас Следующая запись »

bipbap.ru

Девичник | Массаж в отелях Турции...

Уважаемые участники «Сообществ»!

Мы закрываем проект «Группы» с 23 декабря 2015 года.

Спасибо за то, что все эти годы были с нами: любили и критиковали, поддерживали и советовали. Мы продолжим развитие проекта «Сообщества» как площадки для обмена мнениями HR-профессионалов. Вся информация «Групп» будет доступна для чтения в режиме просмотра.

Ваш Superjob

вот качнула с одного форума:* **Вопрос это или не вопрос..даже не знаю!Моя подруга отдыхала во многих отелях Турции. Уже несколько лет. Везде ходит на массаж и с определенного времени только к женщинам т.к. (с ее слов) везде массаж сопровождается секс-приставаниями или подобными играми массажистов.Правда ли это?Хочу в этом году, чтоб дочка на массаж походила и боюсь.Подруге верю. Но она такая...может это только с ней такое случалось...***

чё, правда пристают?))

Комментарии к теме

www.superjob.ru

Делает массаж негр

Когда болит какая-либо часть тела, то человек чувствует некоторый дискомфорт, от которого можно избавиться несколькими способами. Лучше, конечно же, их комплексное применение. Так, например, при болях в спине можно применять как мази для растирания, так и делает массаж негр. Он может быть расслабляющим, тонизирующим, лечебным или профилактическим. Независимо от назначения массажных движений - это растирание тела с определенной силой нажима.

Здесь важно помнить, что все движения совершаются по ходу движения лимфы, то есть снизу вверх, от кончиков пальца и выше по телу. Исключение составляет голова. Если планируется китайский массаж и боль, то движения рук направлены сверху вниз. Растирать можно людей любого возраста. Детям назначают массаж уже с трех месяцев. Ежедневное растирание тела должно войти в привычку особенно у техлюдей, которые страдают гиподинамией. Минимальное время - 15 минут, максимальное - 40 минут, что обеспечивает достижение лучшего эффекта.

Актобе, Алматы, Ангарск, Армавир, Архангельск, Астана, Астрахань, Атырау, Балаково, Балашиха, Барнаул, Белая Церковь, Белгород, Бийск, Бобруйск, Братск, Брест, Брянск, Великий Новгород, Винница, Витебск, Владивосток, Владикавказ, Владимир, Волгоград, Волжский, Вологда, Воронеж, Гомель, Горловка, Гродно, Грозный, Дзержинск, Днепродзержинск, Донецк, Екатеринбург, Житомир, Запорожье, Зеленоград, Иваново, Ивано-Франковск, Ижевск, Йошкар-Ола, Иркутск, Казань, Калининград, Калуга, Караганда, Кемерово, Киев, Киров, Кировоград, Комсомольск-на-Амуре, Костанай, Кострома, Краматорск, Краснодар, Красноярск, Кременчуг, Кривой Рог, Курган, Курск, Кызылорда, Липецк, Луганск, Луцк, Львов, Магнитогорск, Макеевка, Мариуполь, Махачкала, Минск, Могилёв, Москва, Мурманск, Набережные Челны, Нальчик, Нижневартовск, Нижнекамск, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Николаев, Новокузнецк, Новороссийск, Новосибирск, Одесса, Омск, Орел, Оренбург, Орск, Павлодар, Пенза, Пермь, Петрозаводск, Петропавловск, Подольск, Полтава, Прокопьевск, Псков, Ровно, Ростов-на-Дону, Рыбинск, Рязань, Самара, Санкт-Петербург, Саранск, Саратов, Севастополь, Семей, Симферополь, Смоленск, Сочи, Ставрополь, Старый Оскол, Стерлитамак, Сумы, Сургут, Сыктывкар, Таганрог, Тамбов, Тараз, Тверь, Тернополь, Тольятти, Томск, Тула, Тюмень, Улан-Удэ, Ульяновск, Уральск, Усть-Каменогорск, Уфа, Хабаровск, Харьков, Херсон, Химки, Хмельницкий, Чебоксары, Челябинск, Череповец, Черкассы, Чернигов, Черновцы, Чита, Шахты, Шымкент, Энгельс, Южно-Сахалинск, Якутск, Ярославль

kokor.tmweb.ru

Негр массажист

Когда болит какая-либо часть тела, то человек чувствует некоторый дискомфорт, от которого можно избавиться несколькими способами. Лучше, конечно же, их комплексное применение. Так, например, при болях в спине можно применять как мази для растирания, так и негр массажист. Он может быть расслабляющим, тонизирующим, лечебным или профилактическим. Независимо от назначения массажных движений - это растирание тела с определенной силой нажима.

Здесь важно помнить, что все движения совершаются по ходу движения лимфы, то есть снизу вверх, от кончиков пальца и выше по телу. Исключение составляет голова. Если планируется массажный салон метро текстильщики, то движения рук направлены сверху вниз. Растирать можно людей любого возраста. Детям назначают массаж уже с трех месяцев. Ежедневное растирание тела должно войти в привычку особенно у техлюдей, которые страдают гиподинамией. Минимальное время - 15 минут, максимальное - 40 минут, что обеспечивает достижение лучшего эффекта.

Актобе, Алматы, Ангарск, Армавир, Архангельск, Астана, Астрахань, Атырау, Балаково, Балашиха, Барнаул, Белая Церковь, Белгород, Бийск, Бобруйск, Братск, Брест, Брянск, Великий Новгород, Винница, Витебск, Владивосток, Владикавказ, Владимир, Волгоград, Волжский, Вологда, Воронеж, Гомель, Горловка, Гродно, Грозный, Дзержинск, Днепродзержинск, Донецк, Екатеринбург, Житомир, Запорожье, Зеленоград, Иваново, Ивано-Франковск, Ижевск, Йошкар-Ола, Иркутск, Казань, Калининград, Калуга, Караганда, Кемерово, Киев, Киров, Кировоград, Комсомольск-на-Амуре, Костанай, Кострома, Краматорск, Краснодар, Красноярск, Кременчуг, Кривой Рог, Курган, Курск, Кызылорда, Липецк, Луганск, Луцк, Львов, Магнитогорск, Макеевка, Мариуполь, Махачкала, Минск, Могилёв, Москва, Мурманск, Набережные Челны, Нальчик, Нижневартовск, Нижнекамск, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Николаев, Новокузнецк, Новороссийск, Новосибирск, Одесса, Омск, Орел, Оренбург, Орск, Павлодар, Пенза, Пермь, Петрозаводск, Петропавловск, Подольск, Полтава, Прокопьевск, Псков, Ровно, Ростов-на-Дону, Рыбинск, Рязань, Самара, Санкт-Петербург, Саранск, Саратов, Севастополь, Семей, Симферополь, Смоленск, Сочи, Ставрополь, Старый Оскол, Стерлитамак, Сумы, Сургут, Сыктывкар, Таганрог, Тамбов, Тараз, Тверь, Тернополь, Тольятти, Томск, Тула, Тюмень, Улан-Удэ, Ульяновск, Уральск, Усть-Каменогорск, Уфа, Хабаровск, Харьков, Херсон, Химки, Хмельницкий, Чебоксары, Челябинск, Череповец, Черкассы, Чернигов, Черновцы, Чита, Шахты, Шымкент, Энгельс, Южно-Сахалинск, Якутск, Ярославль

kokor.tmweb.ru

Негр массажист в москве

Некоторые люди страдают от лишнего веса. Они перепробовали множество различных средств, но ничего не помогает. Однако не стоит отчаиваться, когда есть эффективный способ раз и навсегда забыть о целлюлите. Можете не верить, но таким средством является негр массажист в москве. Лучше, когда его делаю профессионалы, тогда эффект будет на лицо уже через довольно короткое время. Но самостоятельно тоже можно попробовать провести такую процедуру.

Когда ребёнок сильно утомился или нервничает, то успокоить и ублажить смогут только родители. Тепло родительских рук всегда успокаивают дитё. Как приятно ощущать на своём теле нежные прикосновения. Хочется уснуть, расслабиться и просто наслаждаться этим моментам. Зачастую своим детям родители делают массаж шея воротниковой зоны, благодаря поглаживаниям ребёнок чувствует себя спокойно и у него проходят боли, которые доставляли ему беспокойство.

В нашей жизни всегда приходится о чём-то беспокоиться, постоянные стрессы нарушают наше здоровье. Даже успокаивающие травки не помогают вернуть былое спокойствие. Отвлечься от проблем поможет замечательная процедура – техника массажа дубровский. Достаточно полчаса и все заботы окажутся такими мелочами. В теле будет ощущение лёгкости, тем самым появится много энергии для совершения дел. Ежедневная процедура способна всегда держать тело в здоровом виде.

Ручное воздействие негр массажист в москве

Улучшает настроение тайский или балийский массаж, услуги массажиста на дому в туле, массаж рефлексы новорожденных, массажист в зеленограде, массаж рук щелковская, вакуумный массаж томск, массаж простаты грех, чкалова массаж.

В настоящее время многие люди ведут сидячий образ жизни. В основном вся работа совершается на компьютерах.От этого появляется сильная усталость, а здоровье становится всё хуже и хуже. Чтобы поддерживать форму, начинают ходить в спорт зал, на пробежку. После тренировки снова появляется усталость, тело начинает болеть. Для улучшения состояния организма многие предпочитают массаж в павлове на оке. Он способствует снять усталость и устранить боль.

Если хочется испытать адреналин, совсем не обязательно прыгать с парашютом или погружаться на глубину океана к акулам. Достаточно лишь прийти в спа салон, где смогут провести эффективную и полезную процедуру под названием работает массажный кабинет. Именно при данном действии выделяется такое вещество как адреналин. К тому же при нём выделяется гормон счастья, поэтому не случайно человек испытывает наслаждение и полное спокойствие.

mas.tw1.ru